— Ирина, вы ушли из найма и открыли свою компанию в 2015 году, в самый разгар кризиса, не страшно было?

— Нет. Я ушла не одна, со мной были еще коллеги, из компании, в которой мы работали. С одной мы стали партнерами, другую взяли работать по найму. Бизнес кредитного брокера не требует особенных вложений, а компетенций нам уже хватало.

— Расстались со своим работодателем хорошо?

— Не очень. Он посчитал, что мы унесли с собой всю клиентскую базу, но это просто личное и слишком острое восприятие ситуации, не более того. Признательна за опыт и знания, которые получила, пока работала на него.

— Как сейчас организована работа в вашей компании?

— Закупаем заявки на кредиты, прозваниваем, выполняем комплекс проверок — кредитный рейтинг, кредитная история — приглашаем в офис, помогаем получить кредит, если это возможно. Схема довольно простая. В компании работает 15 человек. 10 в офисе, еще 5 девочек на “удалёнке”, они наш колл-центр.

— Работаете ли вы с такими видами кредитов, ипотекой, кредитами МСБ? Кажется, ипотеку сейчас выдают охотно.

— Да, ипотеку хорошо одобряют, но нам пока не удалось найти способа, как наладить поток клиентов на нее. Плюс очень сильная конкуренция со стороны агентств недвижимости. Мало того, что они делают полный цикл по сделке — подбирают квартиру, оформляют её ,смотрят, где какие кредиты — так еще и сильно демпингуют. С одобренной ипотеки брокер получает 10-15 тысяч. Если оформляет сопутствующие документы по сделке, 30. При этом трудозатраты довольно большие, приходится “повозиться”.

— А бизнес-кредиты?

— За помощью в получении кредита обращаются в основном такие компании, которым просто некуда что-то “воткнуть”. Реальные пока не попадались.

— То есть, прибыль приносят в основном “потребы”?

— Точно.

— Работаете по заявкам с какой конверсией в выдачу?

— Из ста заявок только 10 оставляют люди, которым можно привлечь кредит. Но процент одобрения в банках невысокий. Поэтому реально получают кредит человека два-три из них. Они приносят брокеру 100 000 — 150 000 рублей.

Были на конгрессе для кредитных брокеров. Общий пафос выступающих был такой, что нужно делать добро. Вникать в проблемы клиента, ждать выдачи, только потом получать комиссию. Наверное, это правильно. Можно делать добро, а можно просто бизнес.

— А что вы делаете с остальными 90? Должны же они минимум отбиваться?

— С частью ничего не делаем. Если по результатам проверки кредитного рейтинга становится понятно, что клиент не кредитуем в принципе. Остальных приглашаем в офис, заключаем договор, предлагаем корректировку кредитной истории, делаем кросс-продажи — кредитные карты, перевод в НПФ. Последних немного, только 10 человек из 100 могут совершить переход. Но даже по тысяче — “копейка рубль бережет”.

— Вы берете деньги с клиента на этом этапе? В каком размере?

— Конечно, 5-7 тысяч “на входе”. Собираем документы, отправляем в бюро, стараемся исправить то, что можно исправить. Правда, некоторые клиенты думают, что “скорректировать” это значит, убрать негативные факты мгновенно, переписать. Приходится пояснять.

— А что написано у вас в договоре? Он типовой?

— Да, типовой договор на оказание информационных услуг [скачать].

— Интересный подход — “информационные услуги”.

— Иногда, правда, механизм дает сбой. Недавно в наш офис пришли “вежливые люди” из ОБЭП. Один из клиентов подал жалобу. Мол, услугу не оказали, обманули, деньги взяли, а кредит не привлекли, и, в общем, “налицо мошеннические действия”. Проверяли три недели, изъяли технику, по три часа допрашивали сотрудников, настоятельно рекомендовали дать признательные показания, что клиентов обманывали, документы подделывали и с банками имели сговор. Ничего не нашли, никто ничего не сказал, проверки прекратились. Сейчас нужно будет пойти забрать компьютеры в отделении, набрать снова персонал. Девочки из кол-центра, конечно, разбежались, страшно, неприятно и никому не нужно это, общаться с правоохранительными органами.

Страшно — не бизнес-категория. Если бояться, можно никогда ничего не сделать. Но можно “тренироваться”. Помещать себя в ситуацию, которая пугает.  Смотреть, анализировать. Рано или поздно приходишь к выводу, что ничего не страшно, со всем можно работать.

— А сколько вообще зарабатывает ваша компания?

— Оборот тысяч 500-600 в месяц. Около 150 000 рублей это фонд оплаты труда. Еще 80 000 затраты на инфраструктуру — офис, связь и так далее. 50 000 на лиды и андеррайтинг. Недавно с партнером считали, что, если брать по году, то в среднем, каждый из нас зарабатывает 90 000 рублей в месяц.

— Кажется, не так много.

— Совершенно верно. Но бизнес кредитного брокера — это не про “много”. Он точно не навсегда, года на два, на три. Это больше стартап, стимул, “бизнес, чтобы научиться”. Сейчас я думаю, стоит ли продолжать работу с брокером. С одной стороны, это организованное, работающее предприятие. С другой стороны, есть масса других занятий. Лизинг персонала, образовательный центр, транспортные услуги. Хочу заниматься сложными перевозками, как раз подбираю команду. Еще раз скажу: брокеридж — хорошая школа.

Поделиться в соц. сетях

Читайте также

Олег Попов рассказал, куда движется рынок кредитования и что делать брокерам, которые хотят больше денег.

Интервью с руководителем «Единого Кредитного Отдела» Искандаром Сатыволдыевым

Соучредитель компании «Финансовый сервис» Юрий Лелюхин о плюсах и минусах работы с МСБ.